gutta_honey (gutta_honey) wrote,
gutta_honey
gutta_honey

Category:
В прошлую среду мы посетили лекцию организованную фирмой Лилай (Lilly). Вообще я фирму Лилай мягко говоря не очень люблю, по причине скандала по поводу их препарата Зипрекса, который многократно увеличивал риск заболеть сахарным диабетом. Повторю, для тех кто не в курсе, что такая особенность их препарата была фирме известна с самого начала, еще даже на клинических испытаниях, но фирма решила, про это никому не рассказывать. Подумаешь диабет… А тут еще, прикиньте удобства какие, Лилай один из крупнейших производителей инсулинов в мире. Так что возрастание случаев диабета, прямо кстати. Даже когда стала поступать информация от врачей, что у больных такое осложнение, как диабет имеет место, Лилай отправляла дерективы своим представителям не вступать с врачами в дискуссии на эти темы и стараться их всячески обойти. Всплыла эта история с замалчиванием информации внезапно. Один из работников фирмы слил информацию обо всем этом в прессу ( уж не знаю по каким там мотивам). И фирме крепко досталось. Они проиграли крупный процесс со штатом Аляска и возместили ущерб пострадавшим от их препарата людям. Это конечно фигня в денежном плане. Фирма имела на продаже этого препарата 1,8 биллиона долларов ежегодно с 1998 года. Однако доверие к фирме сильно пошатнулось. И фирма «затаилась». Ну, так не то чтобы ушла в подполье. В России все так же агрессивно продвигала свой препарат и отрицала наличие каких-либо проблем. Просто не особенно светилась со своим продуктом на глазах у медиков в штатах. Но бизнес есть бизнес. В Psychatric news недавно был опубликован рейтинг наиболее часто выписываемых психотропных препаратов. Зипрекса не вошла даже в десятку. В общем…
Лекция была какбэ даже и не про Зипрексу совсем, а про сахарный диабет и связанные с ним расстройства. Надо отметить, что все препараты- нейролептики нового поколения склонны к тому, чтобы увеличивать риск диабета, поэтому тема была нужная для прослушивания.
Пригласили врача-эндокринолога, который пользуется большим уважением в своей области. Он, собственно, лекцию и читал. Читал просто замечательно и произвел очень благоприятное впечатление. Я узнала несколько новых идей по поводу этой проблемы, коими и хочу поделиться.
Сначала несколько слов вообще про диабет, для тех, кто не медик.
Сам сахарный диабет, если говорить очень просто, это повышение содержания глюкозы в крови. Глюкоза сама по себе для организма жизненно необходима. Без нее клетки не работают. Это наше основное топливо. Но глюкозе не так просто пройти в клетку, чтобы ее накормить. Клетка, что попало в себя не пускает, и вообще, дверка (белок в стенке клетки – транспортер глюкозы), через которую проходит глюкоза, закрыта на замок. Замок – это рецептор, который запускает работу транспортера глюкозы. Для замка есть ключ – инсулин. Когда инсулин цепляется к рецептору, последний посылает сигнал запускать глюкозу в клетку. Если ключ и замок на дверке работают нормально, то глюкоза спокойненько себе проходит в клетку. Но могут быть с эти механизмом проблемы. Во-первых, может быть мало ключей для всех дверок в организме. Т.е. инсулина может быть мало из за повреждения бета-клеток поджелудочной железы, которые этот гормон вырабатывают. Нет ключей для прохода в клетку глюкозы, поэтому глюкоза начинает без толку болтаться по организму в больших количествах. В общем, для клетки это как в греческом мифе про страдания в Аиде. Кругом полно еды, а дотянуться до еды не возможно, нет ключей. Клетка недоедает или голодает. Это диабет 1-ого типа. Во-вторых, может сломаться замок ( тот самый рецептор, к которому инсулин присоединяется, чтобы задействовать транспортер глюкозы). Эффект по сути тот же самый. В крови полно глюкозы, а организм голодает. Это диабет 2-ого типа, и так как он и представляет интерес в текущем повествовании про осложнения лечения новыми нейролептиками, то про него подробнее. Так как поджелудочная работает в принципе изначально нормально, то возмущенные массы ( клетки организма) начинают слать сигналы, что им хочется кушать. Что делать? Ответ очевиден, надо больше инсулина. Какое-то время это действительно помогает. Потому, что в каждой клетке не одна дверца, а несколько. Некоторые не работают, а так, про запас остаются, типа вскрыть в черезвычайной ситуации. Вот когда инсулина много, он их и открывает. На этом этапе диабета еще, как такового, т.е проявляющегося клинически, нет. Организм справляется с задачей клеточного питания. Однако, уже не все благополучно. Во-первых, производится больше инсулина, чем обычно и поджелудочная железа работает на износ, во-вторых, процесс массовой поломки замков уже в разгаре. Чем больше инсулина вырабатывается, тем больше замков ломается. И вот наступает момент, когда большинство дверей навсегда вышло из строя, а клетки поджелудочной железы начинают гибнуть от непосильной работы. Вот тогда в крови и появляется повышенное содержание глюкозы. Т.е. момент манифестации сахарного диабета, это по сути уже период, когда все защитные механизмы вышли из строя. И тут повышенная глюкоза в крови начинает запускать совсем другие патологические механизмы, которые кроме голода от недопоставки глюкозы внутрь клетки дополнительно повреждают внутренние органы.
Конечно, диабет 2 типа чаще всего не просто так, ах проснулись утром и он случился. Все эти дела с поломкой дверей и избытком инсулина длятся достаточно приличное время. Тот процесс, что я описала выше, достаточно прост и схематичен, а на самом деле, в организме все происходит гораздо сложнее, и даже еще не совсем точно понятно как именно. Однако все эти внутренние перипетии, можно зафиксировать гораздо ранее, чем поднимется сахар в крови. Сумма этих изменений носит название «метаболический синдром» и он в себя включает:
  1. Резистентность ( невосприимчивость) к инсулину, повышенное содержание инсулина в крови и сниженная толерантность к глюкозе ( организм плохо переносит нагрузку углеводами. Производят тест – больному дают большие дозы сахара и, в его крови через некоторое время уровень глюкозы повышается слишком сильно).
  2. Дислепидемия - повышение в крови липопротеидов высокой плотности ( полезных), и снижение липопротеидов низкой плотности (вредных).
  3. Склонность к образованию тромбов ( за счет повышения активности некоторых факторов свертывания крови).
  4. Повышенное АД
  5. Абдоминальное ожирение ( отложение жира в области живота)

Еще проще метаболический синдром можно у себя определить если:

Объём талии: более 88 см. у женщин и 102 см у мужчин; ( по этому поводу докладчик пошутил, что естественно, что все люди разного сложения и поэтому по этому пункту он бы предложил симптом « пряжки брючного ремня» Если ваша пряжки смотрит вперед и хорошо видна вам в зеркало, то у вас все хорошо, а вот ваша пряжка смотрит на пол, то у вас как раз и есть то самое абдоминальное ожирение)

Артериальное давление: равно или более 130/85 мм. рт. ст.;

Сахар крови натощак: равно или более 6.1 ммоль/л;

Повышение уровня триглицеридов крови: равно или более 1.7 ммоль;

Снижение уровня липопротеидов высокой плотности: менее 1 ммоль/л у мужчин, менее 1.3 ммоль/л у женщин.

Собственно, вся эта история начинается именно с того момента, когда начинают ломаться замки, т.е когда рецептор перестает быть чувствителен к инсулину. Так что же ломает замок? Вот основные ( но не все далеко) мысли по этому поводу.
1. Генетические моменты. Сам рецептор состоит из 2-х частей ( субъединиц) Часть альфа находится вне клетки, часть бета внутри. Те в свою очередь имеют еще более сложное строение. Изменение каждой из частей рецептора может привести к его поломке. А так же может быть нарушена связь между транспортером глюкозы и самим рецептором. Т.е. рецептор посылает сигналы, а транспортер его не слышит. Или транспортеров глюкозы мало
2. Сама жировая ткань, выделяет большое количество разнообразных гормонов,и биологически активных веществ, которые усиливают невосприимчивость тканей к инсулину, еще больше ломают «сломанные замки»
3. Гиподинамия и избыток потребления жира. Снижение физической активности приводит к уменьшению количества транспортеров глюкозы. Этот механизм приспособительный. Если мышцы не работают, то много глюкозы им и не нужно. У 25 % людей ведущих малоподвижный образ жизни обнаруживается невосприимчивость к инсулину разной степени тяжести. Потребления большого количества животных жиров делает стенки клетки менее эластичными и нарушает работу многих рецепторов и транспортных систем, в том числе и инсулинового рецептора.
Теперь ближе к вопросу психиатрии. Тут вопрос политиццкий, так что говорилось от имени фирмы Лилай, будет идти другим цветом.
Известно, что даже вне зависимости от того, принимает ли психически больной атипичные нейролептики или нет, риск развития диабета у него значительно выше, чем у других групп. К примеру, больные шизофренией болеют диабетом в 30% случаев, по сравнению с популяцией (4,6%). Т.е. возможно, что существуют некоторая генетическая предрасположенность больных шизофренией к этому заболеванию. Да и последнее время случаев сахарного диабета вообще значительно возросло. Например по США в 1997 году диабета было зарегистрировано менее 4,5%, а в 2007 уже чуть ли не 9%. Да большинство (90-95%) имеют диабет 2 типа, но это же не значит , что все они принимают Зипрексу. Кроме того, существуют данные, которые говорят, что препарат не угнетает выделение инсулина.
Однако бог с ним, с инсулином. А по поводу веса, который так же является фактором развития диабета. Известно, что атипичные нейролептики значительно больше влияют на массу тела, чем типичные. Прибавка веса идет на 20% у 40-80% получающих терапию атипичными нейролептиками. Особенно в этом плане «отличились клозапин (Азалептин) и оланзапин (Зипрекса), которые в среднем дают за 10 недель прибавку в 4 с лишним кг. А за год оланзапин дает прибавку в 11,8 кг.А вот так же известно, что атипичные нейролептики, подавляют действие рецепторов серотонина. Серотонин-это фактор сытости, и если его рецепторы не работают, то человек кушает значительно больше, так как его мозг не знает, что пока пора остановится с поглощением пищи. Другой кандидат на виновники поднятия веса - гистаминовый рецептор первого типа. Тут у всех людей свои генетические особенности. У некоторых больных нейролептики сильнее влияли на этот рецептор, у некоторых слабее. Так вот было выяснено, что чем сильнее препарат связывались с рецептором, тем быстрее больные набирали вес. Причем этот процесс совсем не зависел от дозы препарата, и запускался даже на самых маленьких дозировках. Да, я согласна, что тут тоже все зависит от генетики, но похоже, что похоже, что атипичные нейролептики выступают именно в виде того самого фактора среды, который облегчает реализацию неблагоприятной генетической программы.
Многие психически больные и так имеют повышенную массу тела, поэтому естественно среди них больше случаев развития диабета. Да и потом, не каждая прибавка массы влечет за собой именно диабет.
Ну да, а были такие исследования, которые показали, что у больных с первоначальной избыточной массой тела, хоть и не произошло дополнительного набора веса, а вот диабет таки развился.
Было показано, что атипичные нейролептики на прямую не повышают ни глюкозу крови, ни холестерин со всеми нежелательными фракциями. Что же касательно повышенного риска сердечно-сосудистых заболеваний и сопряженных с ними случаев смерти, то у психически больных он и так выше, чем в среднем по популяции.

Ну, на прямую может и не повышают, но все-таки повышают. В итоге то оказывается, что лица принимавшие оланзапин и клозапин на 30% чаще заболевают диабетом второго типа.
Ну и еще 2 идеи от фирмы которые я не знаю как откомментировать, может эндокринологи выскажутся. Первое, это как можно раньше перейти на введение инсулина при диабете второго типа, чтобы сохранить клетки поджелудочной от перенапряжения и второе, что диета дает эффект в снижении сахара только в 40%, так что тут на больных давить не надо.
Конечно, понятно, что фирма сейчас заинтересована перевести всю эту историю с диабетом в то русло, что мол «невиноватаяя». Все само собой выходит. И ожирение, и диабет, и заболевания сердечно-сосудистой системы у больных психических гораздо выше. Что уж тут на зипрексу-то пенять, если с генетикой не в порядке, да и вообще в мире тенденция такая. Мол, тут больше спортом заниматься больным надо, диета там и т.п., то есть как всех с метаболическим синдромом лечить. А мне так кажется, что надо тщательнее просто больных отбирать для терапии этим препаратом. А тех у кого появились признаки метаболического синдрома вообще перевести на другие препараты. Спорт это конечно прекрасно, но у нас проблема, что больные часто в быту совершенно беспомощны и у нас радость, если больной стал выходить из дома и сам себе за хлебом в магазин ходить. И диета это тоже прекрасно, но качество продуктов, которые больной себе может позволить не всегда из разряда люкс. Нда, это совсем не выгодно фирме, в виду роста случаев метаболического синдрома и диабета в популяции. Понятно, что случаи диабета будут расти, а соответственно и уменьшиться группа больных, кому Зипрекса показана.

Ну вот собственно и все. Такая информация. Примите к сведенью.
Зы. вся информация, в основном, по результатам лекции, так что если кто-то с чем-то не согласен, велкам к обмену информацией.

Subscribe

  • Интересный проект.

    Однажды художнца Кенди Чанг сделала проект " До того, как я умру...". Проект представлял собой стену, где многократно повторялось это…

  • (no subject)

    Тест на зрение ( картинка большая):

  • (no subject)

    Вот, дожила! Нашла копипасту с собственного поста. Причем совершенно идиотскую, люди просто взяли часть вводную.…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 41 comments

  • Интересный проект.

    Однажды художнца Кенди Чанг сделала проект " До того, как я умру...". Проект представлял собой стену, где многократно повторялось это…

  • (no subject)

    Тест на зрение ( картинка большая):

  • (no subject)

    Вот, дожила! Нашла копипасту с собственного поста. Причем совершенно идиотскую, люди просто взяли часть вводную.…