?

Log in

No account? Create an account

ALWAYS BELIEVE THAT SOMETHING WONDERFUL IS ABOUT TO HAPPEN.

Про нейролептики.
gutta_honey
   Возвращаясь к славному деянию Пинеля, освободившему от цепей психически больных, надо сказать, что акт его гуманизма породил много проблем для его современников, которые особой альтернативы по содержанию больных не видели в то время. Начались долгие поиски средств при помощи, которых больных можно было не только содержать но и лечить. Про успехи лечения электричеством и гипертермией я уже писала. Эффект был не плохой, но существовало ряд противопоказаний для лечения подобным образом, которые не позволяли лечить этими методами всех подряд.
 Еще во времена 2ой мировой войны психиатры пристально следили за развитием смежной по тем временам специальности- анестезиологии. А смежной она в те времена была потому, что во время проведения ЭСТ больных желательно было обезболить. Применявшиеся в те времена барбитураты давали зависимость и поэтому не были идеальными препаратами. И вот, военный хирург французской армии Лабори применяя новый препарат для общей анестезии – хлорпромазин, заметил, что перед тем как заснуть человек становился вялым и безучастным. О своем наблюдении он сообщил в научном сообществе, и препарат был передан в психиатрические клиники. В 1951 году Делей и Деникер сообщили миру об удивительных свойствах данного препарата. Он прекращал галлюцинации и бред у больных, снимал возбуждение и позволял больным вернуться в общество. Это было начало эры психофармакотерапии. Если до эры шоковых методов из психиатрической больницы возвращались около 2% больных ( доля спонтанных ремиссий), а после введения ЭСТ таких возвращенцев было порядка 20%, то в настоящее время благодаря психофармкотерапии возвращается к жизни в обществе 93% больных. Поэтому открытие свойств хлорпромазина ( аминазина), считают революционным в медицине.
 А дальше больше. В 1952 году был выделен младший брат аминазина резерпин. Это вещество, входящее в состав растения раувольфия. Оказалось, что это растение с древних времен использовалось в Индии и носило название «трава для помешанных», т.е. им лечили психозы.
 Однако в 1954 году общая эйфория по поводу чудесных свойств препаратов пошла на убыль. Выяснилось, что они обладают рядом крайне неприятных побочных эффектов. Первым и самым неприятным было развитие экстрапирамидного синдрома или лекарственного паркинсонизма, а так же рядом других неприятных вещей типа неусидчивости и тонических сокращений мышц. Фармакологи взялись за поиски новых препаратов, которые бы не вызывали подобных явлений. Так в 1958 году был создан галоперидол, а затем мажептил. Но, увы, не смотря на более сильное антипсихотическое действие, препараты еще больше вызывали экстрапирамидных расстройств. На основании этого ряд ученых выдвинул мнение, что не может быть нейролептика без побочных явлений. Одна проблема- это обойти их. Как? Очень просто. Если возникает паркинсонизм, нужно лечить его соответствующими лекарствами. Так в психиатрию вошел циклодол и акинетол. Эти препараты действительно прекращали побочные явления, однако и тут не без проблем. Циклодол в больших дозах вызывал галлюцинации и зависимость. У некоторых больных развивалась наркомания.
 Была и еще одна проблема - характер шизофрении под действием нейролептиков изменился. С введением этих препаратов больных в больницах поубавилось, но появились новые проблемы, о которых раньше и думать не думали. Это устойчивые к лечению случаи, случаи когда психоз вылечился только на половину, и в этом состоянии «застревал» на многие годы, а так же в 30-40 % у больных принимавших нейролептики развивалась депрессия. Так что и к 60-ым годам ситуация с лечением психических заболеваний была несколько неспокойной.
 И тут, в 1968 году появился нейролептик клозапин ( азалептин). Нет нейролепсии,  нет депрессии и даже больные с изменениями личности на фоне шизофрении менялись в лучшую сторону. Клозапин не такой как все остальные - не типичные, а точнее «атипичный». Препарат оказался на пике популярности. Но как на этот пик он взлетел, так и рухнул. Выяснилось, что препарат сильно повреждает костный мозг и вызывает анемии, которые приводят к смерти. Препарат во многих странах был запрещен. И вплоть до 90-х годов ничего кардинально нового в психиатрии не было.
 Однако в конце 80-х стали производится ряд исследований реабилитирующие клозапин. Выяснилось. Что анемии возникают только у 1% больных и тяжелых осложнений можно избежать только лишь наблюдая за кровью больного. В начале 90-х клозапин вернулся на рынок. И не зря, на фоне лечения этим препаратом значительно сократилось количество самоубийств среди больных шизофренией, так как была решена проблема и с симптомами психоза и  с осложнениями лечения.
 Вслед за клозапином появились новые атипичные нейролептики – оланзапин ( зипрекса), респиридон (рисполепт, рилептид, сперидал), кветиапин (сероквель). Они более избирательно действуют на мозг, по этой причине редко вызывают те побочные явления что вызывают нейролептики старые. Кроме того они значительно влияют на измененную болезнь личность, т.е они ее смещают в здоровую сторону. Но и новые препараты не лишены отрицательных качеств. Самое главное это отрицательное влияние на обмен веществ. На них у больных увеличивается вес, а у предрасположенных лиц сахарный диабет.
 Наверное возникает вопрос о том, что делать, если нет идеального препарата? Когда врач принимает решение о назначении того или иного лекарства он исходит из принципа, будет ли польза от препарата превосходить вред то него. В отношении шизофрении любой, даже самый неудачный препарат приносит больному пользы во много раз больше, чем его отсутствие. Шизофрения очень коварное заболевание. Бред и галлюцинации могу приходить и уходить более менее спонтанно, хотя и от них больной в психозе может совершить много чего ненужного. Но вот след в виде необратимых изменений личности остается навсегда. Больные становятся пассивными, апатичными, перестают интересоваться окружающим миром, собой и нуждаются в постоянном уходе. Этот процесс развала личности может остановить только нейролептик. В настоящее время существует множество методов для подбора терапии и профилактики побочных явлений от препаратов. Основная цель психиатрии не повесить больному ярлык, а вернуть его к нормальной жизни в обществе.
 Так что не нужно бояться нейролептиков, без них было бы гораздо хуже.

Андронный коллайдер.
gutta_honey

   Сегодня был прекрасный осенний денек. Я с дочерью гуляла во дворе. Вернее гуляла она, а я сидела на лавочке и пыталась читать книжецу. Недалеко от лавки находился самодельный стол, место культурного отдыха местных алкоголиков. И сегодня там было не спокойно. Мужики были явно чем-то озабочены и разговаривали на повышенных тонах, перебивая друг друга. Сначала я старалась погрузиться в чтение, но то ли гомон соседей был громкий, то ли книжка не очень… в общем чтение не давалось и я положила книжку обратно в сумку.
 Ребенок увлеченно перекапывал песочницу и внимание мое все таки сконцентрировалось на застольном разговоре. Вообще, местные любители горячительных напитков года 3 назад в таком же приблизительно положении очень порадовали меня рассуждениями о том, не угрожает ли их здоровью закусь из копченых куриных крылышек в смысле куриного гриппа. А сегодня их очень живо интересовал другой вопрос.
- Прикинь, Женек, утром в четверг встанешь, а из окна в место завода черная дыра видна.
- Че ты гонишь? Какая дыра? В башке у тебя дыра. Ты что думаешь, там у этой фигни такие же пеньки, как в твоей бригаде сидят? Уж наверное они прежде чем в розетку все это хозяйство включить, подумали.
- Да конечно подумали! Помнишь, у нас главный инженер оборудование привез импортное. Я ему сказал, что оно не внушает мне. А он че? Заткнись, грит дурак, не твоего ПТУшного ума дело. И че? Сгорело все к чертовой матери. А он к стати, тоже с образованием.
- Да ты сравнил главного инженера ,и тамошних ученых. Там же люди ОГОГО! А главный за деньги диплом свой купил.
- А ты типа их там всех знаешь, кто из них купил или не купил. Может они водку жрали, когда этот аппарат делали.
-Это только ты водку на работе жрешь.
-А ты мимо льешь.
-Ладно, не кипятись.
-Я по крайней мере знаю, куда я лезу. Я свою работу от и до знаю. И приключений на задницу не ищу. Знаю этих я експериментаторов… Вовку помнишь из 6-ого цеха… воооот. Он вот тоже хотел переделать станок, как лучше, а че вышло? Без руки остался. А там ведь не станок…
   Я вернулась домой и залезла в Интернет, так как вообще кроме названия проекта ничего об этом не знала, и с удивлением заметила, что Женек с оппонентом отражал основные воззрения сторонников и противников эксперимента. Так что, высокая физика обсуждается на уровне даже в Российской глубинке.
PS. Диалог был несколько изменен путем замены нецензурных выражений более литературными.