September 13th, 2008

Антипсихиатрия.

 Около недели назад я была с лекцией по СДВГ ( синдром дефицита внимания с гиперактивностью) в детской больнице. Лекция была посвящена различным трудностям с которыми встречаются дети страдающие этим расстройством. Где-то в середине комнаты сидела женщина с выражением лица чекиста, раскрывшего гнездо шпионов и уже мысленно прикручивающего к погонам новую звездочку. Когда я заговорила о медикаментозном лечении расстройства она громким шепотом сообщила залу: «Смотрите, как они травят наших детей!». Когда же я перешла к теме: «Медикаментозное лечение существует, но назначается в тяжелых случаях, которых слава богу не так много, а основную роль в коррекции детей играют педагогические меры», женщина победно заявила залу: «А теперь они хотят снять ответственность за наших детей». На вопрос о том, какой бы помощи хотела бы она, я услышала пространную речь о бессовестном государстве и мировом заговоре против России. Потом выяснилось, что ребенка страдающего СДВГ  у нее нет, она просто пришла «от общественности».
 Антипсихиатрия родилась в 60-х годах 20 ого века и утверждает, что психических заболеваний нет, а есть особая  реакция психики на окружающую действительность. В принципе никто из психиатров этот тезис не оспаривает.  Пусть это будет называться каким угодно образом, лишь бы это как-то помогало. Так же утверждает, что лечить заболевания нужно не препаратами, а беседами и психотерапией. Прекрасно. Никто не против и такого варианта, потому, что большая часть больных находится в миру и именно в этом нуждается.
 Есть люди, которые увлечены этой идеей очень значительно и проводят много свободного времени в борьбе с психиатрией. Они знают как нужно сделать, чем лечить, как себя вести, а некоторые даже пишут всякие петиции и воззвания… в общем занимают активную гражданскую позицию. Это тоже очень хорошо. Многие даже читали некоторую медицинскую литературу по психиатрии и владеют терминами и знают коды заболеваний.
 Лично я всегда за то чтобы больные жили дома, а не в больнице и лечились тем, что им помогает, хоть даже уринотерапию использовали. Я вам даю честное слово, что ни один психиатр не ловит больных по улицам, и ночное дежурство проходит в приемном покое больницы, а не в темном переулке со шприцем аминазина на перевес в ожидании зазевавшихся прохожих. Никаких проблем у нас с койко-местами нет, разве только мест иногда не хватает. Почему? Потому, что общество не терпит наличие психически больных рядом с собой. Не надо иметь даже психиатрического диагноза, чтобы соседи, родственники и сотрудники не начали отпускать обидные замечания и крутить пальцем у виска человеку который в чем-то от них отличается или пытаться такого человека в чем то ограничить. Начальство заставляет больных выполнять грязную работу, или работу сверхурочно не думая ее оплачивать, пользуясь их слабостями. Одну больную начальница оставила печатать годовые отчеты в новогоднюю ночь и запретила ей уходить домой под угрозой, что мир распадется, если она этого не сделает. Женщина с бредом конца света ночевала в офисе. Другая умственно отсталая девушка мыла 2 цеха ковровой фабрики за 800 рублей, вместо положенных ей 9 тыс. Кто получал разницу? История умалчивает. Я ежедневно на приеме отказываю родственникам в выписке рецептов на препараты, чтобы «незаметно подсыпать» кому-нибудь, или выдать направление без осмотра больного ( особенно бабушки или дедушки с квартирой). И поток таких граждан не иссякает. А вы бы видели в приемном покое какие истерики устраивают родственники если их больным отказывают в госпитализации или выписывают из стационара… В прошлом месяце ко мне приехала дочь одной нашей пациентки, которая была выписана после окончания лечения. Оказывается у девушки были совсем другие планы. Она вышла замуж и не хотела жить с психически больной матерью и вообще не планировала ее забирать из больницы. Как мы посмели ее выписать.
 Хорошо рассуждать о том, что лекарства это вред. Лучше их вообще не принимать, согласна. А вот лекарства от рака это вообще чистый яд. Однако большинство больных во время обострения пьют препараты без всяких насильственных действий со стороны психиатров. Можно конечно лечить и психологически. У Юнга на это уходило 10-15 лет. А больные, страдающие от голосов или депрессии согласны провести лучшие годы своей жизни сражаясь один на один с болезнью? Большинство предпочитают 2 недели лечения препаратами, годам выяснений отношений с голосами.
 У нас приходят психологи ( не медики) желающие заниматься психотерапией и их хватает максимум на пару месяцев. Почему? Потому что годы должны пройти на установление просто контакта с больным, и больные не готовы платить большие деньги за их работу. Есть, конечно, психологи, которые готовы тратить и время и силы на тяжелых больных, но их единицы.
 В общем, если кто-то хочет бороться за права больных, начинайте с себя. Со своего отношения к таким людям. Нужно бороться не против, а за. Хотите чтобы у людей была альтернатива в лечении, создайте ее. Ей богу никто из психиатров и слова против не скажет. Ищите людям достойную работу, помогайте их семьям, которым, поверьте, еще сложнее, чем больным, развивайте сети социального обслуживания и поддержки.   Это будет гораздо полезнее составления воззваний и петиций и обвинительных постов в ЖЖ