?

Log in

No account? Create an account

ALWAYS BELIEVE THAT SOMETHING WONDERFUL IS ABOUT TO HAPPEN.

УЖОС
gutta_honey

 У меня что-то период какой-то странный наступил.

 Сегодня возвращаюсь домой с двумя авоськами и ребенком. Прохожу мимо соседок на улице, они как то странно замолкают и смотрят в след. Я думаю, плохо, наверное, выгляжу после работы и волочения груза с ребенком  по пересеченной местности.

 Выхожу на своем этаже, а в двери уже соседкина голова торчит. «Знаешь», говорит- «а к тебе тут прокуратура приходила.  Ну, не к тебе, а про тебя спрашивала. С кем живешь, с кем общаешься, кто к тебе приходит. А я что? Я так и сказала. С работы домой, дома с ребенком. Приходят родители. А они еще и баб опросили во дворе, кто что о тебе знает. Так вот у нас половина решили, что тебя какой-нибудь псих убил, а другая что ты вовсе не врачом работаешь, а там наркотиками или оружием торгуешь. Во, дуры, правда?»

 Я в шоке, ребята… Это что за клоуны были? Я единственное за собой преступление помню, это неуплата за газ за 3 месяца. Да и чтобы то ни было, что за тайный сбор информации, в результате которого весь микрорайон думает что я наркобарон.  Скоро наркоманы за дозой по ночам стучаться станут.

 УЖОС.


Психические эпидемии.
gutta_honey

Сколько на свете психических заболеваний… и все они не заразны. Пожалуй кроме одного- истерии. Эта «заразность», конечно, никакого отношения не имеет к инфекционным заболеваниям. При этом болезненные явления распространяются от одного человека к другому, не благодаря вирусам или бактериям, а благодаря подражанию, самовнушению и внушению. Так как люди быстро перенимали друг у друга симптомы заболевания, возникали целые психические эпидемии, которые охватывали не только отдельные семьи, но и города и страны, и держаться могли порой в течении десятилетий.

   В основе таких эпидемий лежали господствующие в это время воззрения на устройство мира. Так средние века давали самую плодотворную почву для психических эпидемий, благодаря представлению о том, что в человека может вселиться дьявол и под действием его поведение и облик человека может измениться.  А так же народ легко вовлекался в различные действа, которые могли с их точки зрения спасти их душу или жизнь.

   Эпидемий было достаточно много и, иногда они начинались достаточно при своеобразных обстоятельствах. Так в 1206 году психически больной мальчик Перуджии в Италии, предвещая конец света, положил начало эпидемии самобичесвания. Современники говорили о том, что по улицам бродили толпы обнаженных людей с плетьми, которыми они себя неистово хлестали, и даже кровь, текущая по их телам не останавливала  самоистязания.

    В 14 веке в Германии распространились пляски святого Витта. Люди становились в круг, брались за руки и быстро начинали вращаться,  в то же время хаотично передвигаясь по улицам. Во время такого движения они  неистово кривлялись и прыгали, галлюцинировали и выкрикивали нелепости и пели. Так как св. Витт был патроном танца и музыки, его еще приписали к этому массовому помешательству.

 В том же веке и на юге Европы существовала своя танцевальная эпидемия. Так как считалось, что неистовая пляска может спасти от укуса тарантула, то  стала носить такая пляска название тарантелла, а явление «тарантизмом». Считалось, что тарантизм может возникнуть от музыки или цвета, то люди часто впадали в неистовство   услышав мелодию или увидев красный цвет.

 Были в средние века так же эпидемии конвульсий или судорог. Среди этих случаев известны так называемые конвульсионерки, которые были описаны современником следующим образом: «Представьте себе девушек, которые в определенные дни, а иногда после нескольких предчувствий, внезапно впадают в трепет, дрожь; судороги и зевоту; они падают на землю и им подкладывают при этом заранее приготовленные тюфяки и подушки. Тогда с ними начинаются большие волнения: они катаются по полу, терзают и бьют себя; их голова вращается с крайней быстротой, их глаза то закатываются, то закрываются, их язык то выходит наружу, то втягивается внутрь, заполняя глотку. Желудок и нижняя часть живота вздуваются, они лают, как собаки, или поют, как петухи; страдая от удушья, эти несчастные стонут, кричат и свистят; по всем членам у них пробегают судороги; они вдруг устремляются в одну сторону, затем бросаются в другую; начинают кувыркаться и производят движения, оскорбляющие скромность, принимают циничные позы, растягиваются, деревенеют и остаются в таком положении по часам и даже целыми днями; они на время становятся слепыми, немыми: параличными и ничего не чувствуют. Есть между ними и такие, у которых конвульсии носят характер свободных действий, а не бессознательных движений».

 Что касательно бесоодержимости, то эти эпидемии в средние века были распространеы крайне широко. Это конечно, ведьмы, входившие в сговор с дьяволом. Интересно то, что все они дьявола описывали примерно одинаково. Нет, это не копытное и рогатое создание, это был приятный мужчина, одетый в белое платье и богатый камзол в черной шапочке и красным пером и богато украшенный драгоценностями, как вельможа. Возможно, эта картина как раз и отражала общее мнение о том, как должен дьявол выглядеть.

 Кроме простых женщин, знахарок и повитух дьявол вселялся и в монахинь находящихся в монастырях, вынуждая их вести себя странно, непристойно, кривляться и выкрикивать нелепые и бранные слова. Известны такие эпидемии в Мадридском женском бенедиктинском монастыре, а так же среди монашек ордена святой Урсулы. Если в первом случае инквизиторы справились с эпидемией, заперев монахинь в их кельях по отдельности, то во втором случае сожгли, таки, священника этого монастыря, так как «одержимые» монашки показали на него как на чародея. Да и надо сказать что, попав под общее очарование массового психоза, батюшка сам признался и красочно описал свои отношения с дьяволом.

   Россия, конечно, тоже отличилась на поприще овладения демонами. Здесь, конечно, самый заметный феномен, это «кликушество». Страдали им чаще женщины, которые вдруг начинали кричать разными голосами- выли, стонали и ,вообще, производили крики разных животных; бились, катались по полу и утверждали, что в них «чертей насажали». Случаи такие были и единичными, иногда же появлялись в виде эпидемии, то в одном месте, то в другом. Описана такая вспышка прямо на свадьбе. Начавшийся приступ невесты, перекинулся на жениха, а потом еще на  13 гостей.

 Что касается порчи, то эти явления и сейчас можно встретить достаточно часто. Конечно, они не принимают размеры средневековых эпидемий, но бывает, что женщины одной семьи могут утверждать, что сглажены тем или иным человеком. Иногда к ним могут присоединиться соседи или подруги, которые благодаря внушаемости могут найти у себя признаки колдовства.