?

Log in

No account? Create an account

ALWAYS BELIEVE THAT SOMETHING WONDERFUL IS ABOUT TO HAPPEN.

Жизнь с опухолью мозга.
gutta_honey

Сегодня по дороге домой из окна трамвая увидела мамочку с сыном, которых консультировала около года назад. Мама вела свое чадо через дорогу в быстром темпе, вдалбливая ему по ходу какие-то истины или делая замечания и наставления. Чаду, должно быть в этом году стукнуло 26.

 А история эта началась 20 лет назад, когда у 6 летнего пацана обнаружили злокачественную опухоль мозжечка. Так как таким классом операций в нашем городе никто не занимался, ребенок был направлен в НИИ нейрохирургии в Москве. Обстановочка в отделении была еще та, жизнеутверждающая. Не успевал мальчик с кем-то познакомится из сверстников или подружиться, как товарища увозили в операционную из которой возвращались не все, либо переводили на химиотерапию. Тем не менее у самого мальчика все прошло хорошо, и операция, и курс химиотерапии. Правда, после химиотерапии он утратил многие навыки, но затем в течении года все восстановилось. В школу он ессесно в 7 лет не пошел, но 8 лет засел за материал 1-ого класса на индивидуальном обучении. Вроде бы все шло хорошо, и ребенок с каждым годом догонял сверстников в программе школы, рос и даже поправлялся, но мать не верила, что с опухолью покончено. Она относилась к нему, как к смертельно больному сыну, которому осталось жить пару дней, и практически готовилась к его смерти. Все в семье было пропитано трауром. Да и по мере роста  и взросления ребенка мать стала ему постоянно говорить, что он не жилец, что опухоль просто спит, или не спит а дремлет, и в любой момент времени она начнет свое последнее победоносное шествие по его мозгу. Она бросила работу, сидела с ним дома, чтобы не пропустить внезапной смерти, которая могла наступить в любой момент.  Жили на пенсию ребенка и на алименты, которые присылал отец.

   Так прошло 12 лет. Парню исполнилось 18 и в это время происходит переход граждан с детского МСЭКа, на взрослый. И…. обнаруживается, что «ребенок» относительно здоров. Нет, я без всякой иронии говорю, что относительно  здоров. У него нормальная координация, нет парезов и параличей, вполне недурная память и интеллект 110. На серии томограмм за несколько последних лет в области мозжечка обнаруживается незначительная послеоперационная киста, которая совершенно не меняется в размерах. Есть кое-какие изменения на глазном дне, кое-какая незначительная неврологическая симптоматика, ВСД. Нууууууу… молодцы НИИ нейрохирургии! Но не тут то было. Это совсем не вписывалось в картину мира мамы. Для нее послеоперационная киста была кистозной опухолью, и кто с этим не соглашался, становился ее личным врагом. Она закатила скандал во МСЭК о том, что они скоты и умирающего человека готовы отправить цемент грузить. После ряда препирательств юноше дали 3-ю группу и рекомендовали профессиональное обучение. Тот выбрал резьбу по дереву и успешно проучился на резчика спустя рукава, потому, как со дня на день ожидал смерти. Выбирая профессию, здравое размышление, где он будет работать ни ему, ни маме в голову не приходило. После окончания обучения, выяснилось, что в городе нет места, где требуются резчики по дереву. Тогда он проучился еще и на столяра. Столяры нужны в мебельных цехах, но там была совсем не та атмосфера, к которой ребенок привык, и там был план и заказы. Там были люди, которые требовали чтобы он работал как нормальный мужчина, а не умирающий лебедь. Это для парня было странно, и он очень расстраивался от замечаний мастера и нареканий сотрудников. Если они его не любили, то значит они были «плохими и жестокими», это он еще усвоил с детства. В итоге, с людьми юноша не сходился, поэтому в таких рассадниках скверны, как мебельные цеха работать он не захотел. Пробовал делать  табуретки сам, но, и табуретки, сколоченные из дешевой древесины, особенно никому не были нужны. Встал на учет на биржу труда. На бирже предлагали, как правило, работу не творческую или тяжелую, что тоже не подходило. Все метания по рабочим местам сопровождались мамой, которая пыталась то ли силой принудить людей дать такую работу, как ей хотелось, то ли всем доказать, что дите работать не может вообще. Она скандалила, стыдила, орала, угрожала, и поэтому когда в конце своей обвинительной речи говорила: «Ноги нашей в вашем учреждении не будет!», начальники быстро предоставляли ей бумагу и ручку, чтобы она написала за мальчика заявление об увольнении. Так продолжалось несколько лет. Битва с работодателями сменялась битвой со МСЭКом, которые не найдя ухудшения снова давали 3-ю группу, а им нужна была 2-ая. Весь мир для их семьи превратился в сборище черствых идиотов, которые не хотели решить их проблему. Они же не хотели идти на встречу миру. Парень не работал, потому, что мама говорила, что он не может это делать. Мать не работала, потому, что должна была сидеть с парнем. Зачем? Потому, что он умирает. Да и он вообще ничего не мог делать без нее. Даже во время моей консультации он сам попросил, чтобы мама за него лучше сказала, что его беспокоит, потому, что он очень волнуется. Пока я делала запись в его истории болезни( так и тянется рука напечатать «их истории болезни» ), мать дала ему 333 наставления типа «не горбись», «убери челку со лба на правую сторону», «поправь штанину на пижаме» и т.п.

 Уводя своего мальчика, она сказала, « Вот, отец, его, подонок, как ни придет, так скандал со мной затеет. Говорит, мол я из сына все соки выпила, как вампир его болезни присосалась. Да как он может! Я ему жизнь отдала свою, всем пожертвовала.»

   Действительно, подумала я, теперь выздоровление сына для нее настоящий жизненный крах, после такой жертвы. Да, многие отдают эту жертву, чтобы ребенок был здоров и в этом весь смысл. Тут же смысл не здоровье, а болезнь. Ведь для них опухоль мозга стала членом их семьи. Самым важным фактором, который  эту жизнь  определяет. Это действительно так происходит если в семье кто-то неизлечимо болен.  Но мама так с опухолью свыклась. что не хочет отпускать ее , как дорогого гостя. Для нее же жизнь опустеет, если ребенок вдруг станет здоров. Трудно сказать, кто и что бы ощутил в ее положении, и как бы изменилась чья-то жизнь в схожих условиях. Для нее агония сына затянулась на 20 лет и она нашла себя в том, чтобы облегчать его предсмертные муки. Это красивая и уже удобная  роль, и видимо сейчас для нее не важно, что сын живет и будет жить.

Вот так и живут они в троем, мать, сын и опухоль мозга, которой уже давно нет. Она ( опухоль) как приведение  на чердаке, никто его давно не видел, но все верят, что оно там есть. В общем, кошмар.