gutta_honey (gutta_honey) wrote,
gutta_honey
gutta_honey

Category:

Трудности в лечении поведенческих зависимостей

 Довольно многие задают вопрос на тему, а от чего так  трудно вылечить зависимость.

Ну, конечно, с химическими зависимостями  часть населения  немного разобралась. Если вещество в мозге попадает в такт системе вознаграждения, то все… система вознаграждения в мозге ее себе присваивает, встраивает в цепочку и понеслось. Какие-то вещества встраиваются очень быстро, какие-то более медленно.  Однако после волшебного прикосновения химии мозг уже полностью изменяется и до конца не восстанавливается. Какие-то внутренние процессы не дают вернуться ему к прежнему уровню. Поэтому удел бывших зависимых – ремиссия. Иногда пожизненная, но… риск всегда  гораздо больший, чем у среднего обывателя.

 А вот что с поведенческими зависимостями?  У человека какие-то действия  приводят  к стойкой потребности к повторению. Вроде ничего никуда не встраивается, а зависимость формируется. Здесь происходит все таким образом.

  Часть деятельности человека  довольно обильно вознаграждается дофамином. Эти виды деятельности улучшают нашу адаптацию, поддерживают нашу жизнь. В норме, когда человек  выполнил хорошее и правильное дело для себя любимого, ему выдается дофаминовый пирожок, чтобы он продолжал в том же духе. После «употребления пирожка» ( дофамин соединился с рецепторами и вызвал удовлетворение) в мозге срабатывают довольно сложные процессы, которые убирают  крошки от пирожка  и успокаивают едока, чтобы аппетит не разыгрался и он в запале не объелся.

  Однако,   есть категория людей, у которых эти тормозные системы работают неважно. Это может быть врожденный порок, может быть последствия травмы или болезни, а может быть усталость, хронический стресс и т.п. Человек откушал пирожка и сказал себе «Вау, хочу еще», потом скушал еще пирожка и, еще пирожка.  Уровень дофамина начинает довольно быстро нарастать от употребления непомерного количества пирожков. Дальше случается тоже самое, что и при химической зависимости. Мозгу самому столько счастия не нать. Начинает снижаться количество дофаминовых рецепторов, чтобы, не смотря на отчаянное поедание пирожков, уровень удовольствия не зашкаливал.  Но снижение количество рецепторов, не проходит бесследно. Для того чтобы просто чувствовать себя хорошо, нужно снова и снова повторять эти действия от которых человек зависит, ибо без них будет просто плохо.

    Насколько плохо, зависит от характера зависимости. Хотя все люди разные, но есть некоторые   виды  расстройств, которые  имеют весьма значительную силу. Например, самыми сильными из всех поведенческих зависимостей является  игромания и различные зависимости, связанные с приемом пищи. Игра  очень хорошо вознаграждается, потому, что мозг учится чему-то, еда, понятно почему.   И все же остановимся на игромании (гемблинге) более подробно.

  Мозг человека, у которого  сформировалась зависимость, довольно быстро выстраивает порочный круг, которой при любом раскладе будет  гнать человека к реализации зависмости. Не важно даже, выигрывает он или проигрывает. Оба результата активируют нервную цепочку.   Раньше считалось, что проиграв гемблер испытывает острый недостаток дофамина, что толкает его к игре. Однако было установлено, что  проигрыш рассматривается мозгом, как  «ошибка обучения». Т.е. человек хотел чего-то хорошее у себя выработать, а не получилось. Ведь тут в случае  игры, как приобретения навыка, очень важно продолжать пробовать даже при  неудаче. А кто будет биться головой об стену без дофамина? Никто.

  Вот с этой целью  человеку выдается маленькая понюшечка дофамина. Как завлекающее подмигивание, что, мол, давай, дальше-то интереснее будет.  Причем это понюшечка впрыскивается в те участки, которые отвечают за когнитивный ( познавательный процесс).  Это стимулирует поиск альтернативных решений для добычи дофамина в процессе игры. Т.е. горечь проигрыша всегда сдобрена обещаниями хорошего, которое неприменно наступит, если вдруг он захочет, постарается, не сдастся и продолжит играть, разработает супер-дупер стратегию и т.п. А если к этому добавить массу неполадок в системе охлаждения немедленных желаний в мозгу, то  человек после проигрыша немедленно  переходит к следующему раунду.

  Если человек выигрывает, то после выброса дофамина, он немедленно хочет еще и еще и продолжает играть. Более того дофамина еще  достаточном количестве так же доставляется к  тем самым когнитивным структурам, которые шепчут, что если продолжишь играть, если разгадаешь секрет, то найдешь неиссякаемый источник дофамина.   Т.о.  результат игры ни на что не влияет у истинного игромана.  Он играет ради процесса, хотя всегда у него есть объяснения, чего он хочет добиться.

 Но народ смущает  одна вещь.Если там, в мозгу,  разряды по цепям вознаграждения  начинают носится, как хомяк в колесе, то почему зависимый не умирает прямо, скажем у слот машины от истощения. Ну, если так уж счастья полный мозг, то и есть и спать не хочется, только давай, за рычаг дергай.

  Так действительно и будет, если зависимому  сделать лоботомию. Но так как лобная кора, хоть в ослабленном виде, но присутствует, то рано или поздно она на время притормаживает  карнавал в лимбике. Ну там поесть надо, в туалет, в душ, поспать. Обычно это происходит на спаде деятельности, потому, что мало кто способен сделать это на пике. Вот сильная фрустрация она да, может остановить. Лобная кора подбрасывает какую-то мыслишку, о том , что ты нехороший человек, или просто банально кончаются деньги.

 Нет, в этом случае игроман не перестает хотеть играть, просто на какой-то момент другие доминанты в его голове пересиливают. Часто необходимость уйти расценивается, как проигрыш и мозг по нарастающей начинает кидать в когнитивную кузницу идей затравки дофамина. чем дольше он не играет, тем чаще  дофамин закидывается в креативные центы создания стратегий. И когда стратегии и желания начинают уже выбивать крышу, игроман несется играть.

Теперь давайте сделаем пару шагов назад  к вопросу ослабления тормозных механизмов. Самый тормозный из всех тормозных центров для всякой неразумной деятельности – лобная кора.  Это, конечно, очень сложное образование со множеством функций, но нас интересуют отдельные центры, которые контролируют выход всяких подкорковых задумок развлечь себя простенькими способами. Она (кора)способна сказать свое жесткое «ша» всем радостям жизни, исходящим из лимбических отделов. И знаете, человек сам себе может совершенно нечаянно отключить лобную кору.

 Происходит это тогда, когда  гражданин себе очень резко не нравится как личность. Вдруг, в какой-то ситуации раз, и всей силой своей лобной коры человек осознает себя в очень негативном свете. Этот свет, как правило брошен совсем не случайным образо и под очень сильным углом. Оговорюсь, что невозможно одновременно осознать себя как личность в целом. Даже если мы себя будем хвалить за все наши замечательные я-концепции и себя всячески принимать, то мы будем это делать по частям. Даже если человек скажет: « Я хорош и целен со всех сторон», он фактически быстро пробежится по основным аспектам своего я. Это как барабан с молитвой в буддиском храме, который нужно крутить чтобы «прочитать» молитву. Вот себя, чтобы оценить, тоже надо в уме «крутануть». Если вдруг на этот саамы барабан подать луч света, то он высветит какие-то отдельные детали, которые будут искажены,  и частичны. Но в тот самый момент подачи света, особенности восприятия данной личности позволяют допустить, что освещено все, детально и предельно достоверно.

 Следующий шаг – ужас «неужели это я», сдобренный  разными страшными картинками  как  окружающие люди смеются над, плачут от, разочаровываются в данной личности.

  Следующий шаг – паника « немедленно выключите свет». Человек любыми способами пытается заглушить лобные отделы, направляя все силы нервной системы. И в этот момент  когда лобная доля подавляется, из подкорки с гиканьем и улюлюканьем вылетают на свободу низшие потребности, которые тут же принимаются за работу.

   И происходят удивительная вещь. Когда начинает работать тот самый порочный круг удовольствий, то лобная кора начинает сама  затормаживаться. Как же тут не затормозиться, когда мозг распознает игровую деятельность как полезную,  а полезного много не бывает. Т.е. стой в стороне и наблюдай, но не вмешивайся. Да игроман понимает, что он играет,  но в момент игры он себя воспринимает фрагментарно, скорее  как инструмент, а не личность. И вот чудо же, что чем больше и глубже играешь, чем больше себя «инструментируешь», тем меньше всей этой негативщины о собственной несостоятельности от лобной доли. Просто, как свет выключил и дверь за собой захлопнул. Поэтому на данном участке создается дополнительная причина, почему человек играть продолжает. Более того, мозг ему очень  настойчиво намекает, что все эти самокопания о том, что там с личностью и какой куда свет упал – тщета.  Просто играй – и все будет.

  Но, как уже я говорила раньше, лобная доля все таки временами перетягивает и играть не дает. Ну, там, совесть, ответственность и все такое.  И игроман научается ее обманывать даже  в ее самых добрых намерениях.  Когда лоб начинает  выпонять свои обязанности и говорить «ша»,  то игроман как бы поддается.  «Шакал я поганый( с)» как все плохо, какой я ужасный, отвратительный подлец. Градус отвращения  к себе поднимается ровно до состояния, когда  чрезмерная фрустрация не вызывает экстренного отключения контролирующих участков лобной доли.  Далее – понеслось. Заметьте, чем сильнее игроман себя унижает  и ругает, тем  сильнее закручивается та самая пружина которая его выбросит к игровому столу.

  В плане создания фрустрации у себя игроманы большие мастера. Т.е. разные  self-defeating  стратегии они используют на полную катушку. Не получилось что-то? Это  повод расслабится.  У человека нет потребности наладить жизнь, иначе  количество поводов к игре будет слишком мало.

  Естественно все эти моменты происходят довольно глубоко в подсознании. Т.е. если о них не знаешь, то  можно и не подумать. Игроманы о них тоже не знают, иначе если это станет известно, то уже лобную долю так легко не проведешь. Т.е. когда человек реально начинает осознавать, что и как там работает, то поставить под контроль процесс легче. Но что довольно характерно. Если даже игромана поймать в закрытом помещении и читать ему лекции о работе мозга до тех пор пока лектор и сам игроман  не упадут… страдающий от зависимости пустит все возможные механизмы чтобы эту информацию не усвоить или же если даже усвоят, то будет сделано все, чтобы  помощь не работала.  Формально очень многие готовы идти за помощью, но как только дело доходит до конкретики… особенно на предмет той самой ужасной личности на которую не хочется смотреть…там пациент делает изящный поворот за угол под любым возможным предлогом.

  Игроманию лечить очень трудно именно из-за обилия  всяких защищающих состояние постоянной подачи дофамина механизмов. Как только вы практически поймаете проблему за хвост, игроман удирает. Но статистика довольно далека от 100%. Есть масса людей, которые вышли сами или же просто довольно хорошо стали контролировать свое пристрастие. Секрет довольно прост. Вернее он звучит  просто. Эти люди нашли в себе силы рассмотреть самих себя  попристальнее, перенести энное количество боли от увиденного, а так же поняли, что не все что  вызывало в них столько отвращения является правдой. Более того из всего плохого, чего было раскопано  в себе они сделали выводы и исправили  возможное. + продолжали регулярно это над собой проделывать. Да, они все так же в ремиссии. Но дают возможность свое лобной доли работать,  и выполнять свои контролирующие функции.  

  

Tags: addiction, спрашивали
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →