gutta_honey (gutta_honey) wrote,
gutta_honey
gutta_honey

Category:

О новых веяниях со стороны Конституционного суда.

Ага, конституционный суд разродился новым законом, значительно упростив теперь нам, стационарным психиатрам, жизнь. Вместе с тем занчительно осложнив ее во-первых родственникам, чуть меньше судьям и еще чуть меньше психиатрам-экспертам. Да, родственники пострадают больше всего.
Тут получилась некоторая путаница с юридическими терминами, на мой непрофессиональный взгляд. Для прояснения ситуации:
Принудительное лечение - это мера назначаемая судом при совершении больным правонарушения. Т.е. вместо того, чтобы сидеть в тюрьме больной находится в стенах больницы.
Недобровольная госпитализация - госпитализация без согласия больного по причинам предусмотреным в ст 29 закона "О психиатрической помощи..."
Недееспособный гражданин может быть госпитализирован "без согласия опекуна". Учитывая что суд решил, что он не может осуществлять свои права, т.е. "недееспособен", вопрос о его согласии в рамках существующего законодательства, придуманного, заметьте, не психиатрами, а законодателями, не рассматривается.
Почему-то считается, что этот закон о психиатрической помощи нас, психиатров, очень радует, и даже это "наше все". На самом деле, самое обломное проишествие в нашей повседенвной жизни это "неотложная госпитализация". Почему? Потому, что я вынуждена все бросать и строчить документы в суд, зазывать пряниками начальство к себе в отделение на комиссию, чтобы поспеть в указаный законом срок, а потом еще полдня подпирать стену в коридоре в ожидании суда. Да, больные, поступившие недобровольно, подпирают стену в коридоре вместе со мной и санитаркой. Если госпитализируется недееспособный гражданин, тоже самое, плюс суд начинает меня еще долбать на тему, "а почему вы не разыскали опекуна и не явили его пред наши ясны очи". Ну, а потом еще самое тягомотное. Начинаются поиски опекуна, уговаривание его приехать, выразить свою волю в отношении опекаемого, предъявить документы, подтверждающие, что он действительно опекун. Выслушивать всякие нелицеприятные вещи в свой адрес, по что я беспокою всякой ерундой достойных людей, мне тоже не придется. Призвать к ответственности опекуна у нас практически не возможно. Все разводят руками. и суд, который назначил опекуна и соц служба: " А чтож мы сделаем. Ну, некогда опекуну - работа, дети, но он обещал в ближайшее время заехать и принести тапки опекаемому."
Ну, гаврики - опекуны, теперь держитесь. Будете в суд ездить сами и разговаривать с судьей, предъявлять документы и своего опекаемого, доказывать свою позицию. Ну, и судам так же большой респект, от нас. Не будут больше с презрительным выражением лица выслушивать наши доводы и подозревать в том, что мы с опекуном в сговоре. Теперь друзья, будете сами сговариваться с опекунами. К нам уже в стационар будут поступать с готовыми разрешениями или не поступать. Последнее вообще нас касаться никак не будет. Этот вопрос будут разгребать родственники и соседи больного.
Однако, оставляя злорадство в стороне, хочу сказать, что на самом деле ситуация вовсе не улучшилась в целом для социума. По нескольким причинам.
1. Вопреки распространенному мнению, что недееспособность определяется только больным шизофренией, дело обстоит совсем не так. Основная масса недееспособных составляют умственно отсталые и дементные граждане. Представьте, что у Вас в семье горе. Парализовало кого-то из родных. Скажем бабушку. И не только парализовало, но еще она стала слабоумной в следствии инсульта. Хотите признать ее недееспособной? Придется потаскать ее по судам на носилках. Суды конечно могут выезжать по месту жительства, но это, действительно,будет очень большой объем работы. И эту работу судьи будут себе значительно сокращать путем предварительного отказа в рассмотрении дела.
2. Больных будут гораздо чаще признавать недееспособными и класть в стационар. Когда ответственность в принятии этого решения будет лежать исключительно на судах, то они будут перестраховываться.
3. Судьи не специалисты в области психического здоровья. Их больше всего впечатляют яркие и странные больные, чем действительно опасные. Соответственно, там где мы скорее откажем в госпитализации, суд ее одобрит. То есть будут госпитализироваться те, кто больше будет похож на сумашедшего в глазах судьи. Если вы яркий панк с ирокезом или любитель модификации тела ваши шансы попасть в псих больницу гораздо выше, чем у маньяка. Вы знаете, последние внешне очень невыразительны - у них нет горящих глаз в темноте, из кармана не торчат топоры и ледорубы и на шее не висит ожерелье из зубов жертв.
4. Добросовестным опекунам предстоит действительно попотеть для того, чтобы оказать помощь своему подопечному. Они часто знают, что у больного наступает ухудшение, но на улаживание юридических процедур будет уходить время, что отразится на здоровье больных, а так же и опекунов.
5. Если же вообще все будет начинаться с суда, то для скорой психиатрической помощи наступит рай. Они могут дежурить прямо у здания суда. Психически больные люди будут сначала получать милицейскую помощь, потом судебную, а только потом медицинскую. Претензий к психбригаде, я думаю, в этой цепочке будет меньше всего.
В общем, грядет абсолютная законность. Я вообще так очень рада, потому, как может у части одержимых граждан, которые считают психиатров квинтэссенцией мирового зла, центр тяжести их переживаний сместится в сторону судей.
У меня еще предложение к Конституционному суду. Надо ввести уголовную ответсвенность за неисполнение обязанностей опекуна. Или хотя бы систему штрафов. Чтобы опекун знал, что это не только пенсию получать за подопечного, а еще им и заниматься. Я вас уверяю, это значительно улучшит ситуацию с недееспособными. И требований в признании недееспособными значительно уменьшится, и в больнице они реже появляться будут.

Для справки:
1. К вопросам признания людей недееспособными я не имею никакого отношения. Этими вопросами занимаются психиатры-эксперты.
2. Из жилья я имею 2-х комнатную квартиру ужасной планировки, которая досталась мне в наследство и у меня даже нет машины (это к вопросу о завладению денежными ценностями и жильем больных)
Tags: пра лайф
Subscribe

  • Депрессия и память

    Довольно давно известно, что при депрессии ухудшается память. Вернее, с памятью, самой по себе, ничего не происходит. Ее снижение кажущееся. Т.е.…

  • (no subject)

    Я не очень часто последнее время пишу о депрессии, по той причине, что не работаю в настоящее время с тяжелыми случаями, как психиатр. Так вроде бы…

  • Воспаление при депрессии

    Существует много теорий развития депрессии. Известны теории о гормональном дисбалансе, о нарушении работы синапсов (изменении количества медиаторов).…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 38 comments

  • Депрессия и память

    Довольно давно известно, что при депрессии ухудшается память. Вернее, с памятью, самой по себе, ничего не происходит. Ее снижение кажущееся. Т.е.…

  • (no subject)

    Я не очень часто последнее время пишу о депрессии, по той причине, что не работаю в настоящее время с тяжелыми случаями, как психиатр. Так вроде бы…

  • Воспаление при депрессии

    Существует много теорий развития депрессии. Известны теории о гормональном дисбалансе, о нарушении работы синапсов (изменении количества медиаторов).…